Допинги в собаководстве

Первый популярный анализ проблемы, обстоятельно рассматривающий этико-правовые нормы применения стимуляторов в собаководстве, методы коррекции экстерьера, рабочих качеств и продуктивности животных, возможности контроля и последствия применения допингов. Специальные главы подробно комментируют современные возможности фармакологии и физиологии для коррекции высшей нервной деятельности, строения скелета, развития мускулатуры, плодовитости собак.

Рассмотрены опасности, которым могут подвергнуть здоровье животного нечистоплотные соперники, и способы зашиты от них. Глава, посвященная онтогенезу, чувствительности организма к различным воздействиям, позволяет выделить моменты в жизни животного, отличающиеся особой пластичностью и уязвимостью для воздействий, улучшающих или ухудшающих качество собаки. Дан анализ способов коррекции экстерьера и рабочих качеств с помощью специализированного кормления. Приведенные сведения по породной специфике фармакочувствительности собак позволяют конкретизировать рекомендации. Главный акцент сделан на индивидуализированном фармакофизиологическом подходе, базирующемся на понимании естественных технологий. Книга написана доступным языком с большим числом примеров из практики. Несмотря на сугубо научный подход к проблеме, изложение практически свободно от специальной терминологии. Текст сопровожден предметным указателем, облегчающим практическое использование приведенных данных. Книга адресована кинологам и собаководам (как рядовым любителям, так и профессионалам), животноводам, биологам, фармакологам, медикам и всем, интересующимся проблемами совершенствования животного. ——————————————— Э.Г. Гурман, В.Г. Кассиль, И.Н. Годзиева, И.Р. Бродецкий Допинги в собаководстве Фармакофизиологическая коррекция экстерьера и продуктивности

ГЛАВА 1. ВВОДНЫЕ ЗАМЕЧАНИЯ Главной задачей этой книги является удовлетворение реальной потребности всех интересующихся в знаниях способов исправления недостатков и улучшения качества уже имеющейся собаки. В этой книге мы почти не касаемся селекционных и генетических методов получения прекрасных особей в будущем. Тема этой книги практически не раскрыта в широкой литературе, а разрозненные сведения передаются собаководами из уст в уста, что делает весьма вероятными многие ошибки. Мы надеемся помочь читателю в конкуренции с другими собаководами, тем или иным способом добывшими отдельные данные для того, чтобы уравнять стартовые возможности конкурсантов по уровню спецподготовки. Достичь чемпионских высот в собаководстве можно за счет двух, не исключающих одна другую, тактик: выбором достойного животного с соответствующим генетическим потенциалом (1) и формированием максимально привлекательных признаков в ходе выращивания конкретной уже выбранной особи (2). Советы относительно получения и выбора элитных животных представлены значительной литературой и интересующийся собаковод знает, где искать помощь. Поэтому опытные собаководы и новички потенциально примерно равны — было бы желание! Конечно, другое дело, как каждый реализует свои возможности: готов ли платить высокую цену за элитного щенка, готов ли тратить время и силы на поиск выдающегося экземпляра, готов ли планомерно собирать объективную информацию о поголовье, готов ли предоставить подобающие условия для развития щенка и т.д. Но если в отношении знаний, советов, доступности литературы по этим вопросам все собаководы и не равны, то по крайней мере распределение их возможностей достаточно справедливо. Иная ситуация складывается для специальных способов формирования индивидуальной особи в ходе ее выращивания. Правда, общие сведения по усредненно правильному кормлению, моциону, тренировке щенков обильно представлены в массовой кинологической литературе. Но что касается особых фармакологических приемов подготовки собак к выставочным баталиям и форсированной эксплуатации животных, по сути допинговым приемам конкуренции, массовой доступной всем собаководам литературы нет вовсе. Можно априори осуждать применение допингов в собаководстве, но нельзя делать вид, что этой проблемы не существует. Умолчание прячет проблему, но не ведет к ее решению. Эксперты-кинологи и опытные собаководы знают, что некоторые владельцы выставочных красавцев используют допинги для достижения высоких результатов на выставках и в повседневной эксплуатации собак. Их честные и наивные соперники своей неосведомленностью только облегчают более ловким конкурентам достижение их целей. А это уж точно несправедливо. Когда книга только задумывалась и ее наброски обсуждались с коллегами, мы слышали предостережения против пропаганды применения допингов в собаководстве. Мы заведомо отвергаем такой упрек. Наоборот, поднимая эту новую для официальной литературы тему, мы привлекаем внимание кинологической общественности к важной реально существующей проблеме, даем экспертам, законодателям и деятелям кинологической сферы информацию для принятия решений о допустимости и рамках возможного применения допингов и приемов форсированной эксплуатации собаки. В случае принятия запретов на использование тех или иных видов допинговой стимуляции животных, книга послужит источником знаний, необходимых для организации антидопингового контроля. Следует заметить, что применение фармакофизиологических воздействий с целью коррекции экстерьера и улучшения рабочих качеств собак не так уж бесспорно и всегда должно осуждаться. Не надо автоматически переносить нормы, выработанные в спорте для человека, на правила, применяемые в собаководстве. Во-первых, цели кинологической селекции отличны от целей физической культуры по формированию здорового человека и выявлению его предельных возможностей. Надо признать, что расовое собаководство зачастую придает здоровью собаки второстепенное значение. Разве выведение собак с дегенеративными изменениями черепа, укороченными ножками, шарпеистостью кожи, лысых или покрытых колтунами, предельно мелких или, наоборот, громадных размеров отражает заботу о здоровье этих животных? Человек как бы заключает договор с Природой: я селекцией умышленно изуродую группу животных, но зато возьму на себя заботу о компенсации причиненных неудобств (буду сам ухаживать за шерстью и кожей, буду согревать, готовить специальную еду, помогу при вязке и родах и т. п.). Подразумевая допустимость такого договора, почему бы не распространить его на некоторые фармакологические условия: я воздействую в желательном мне направлении на организм собаки с помощью фармакологических или физиологических приемов, но зато сделаю это грамотно, без вреда и мучений, а при необходимости применю соответствующие реабилитационные меры. Во-вторых, обществом с пониманием принимается уродование или нанесение иного вреда животному человеком ради его «хозяйских» целей. По отношению к животному ущерб при этом в ряде случаев может существенно превосходить вероятный ущерб от многих жестких приемов фармакофизиологической коррекции, однако это традиционно не осуждается. Например, ради удобства и покоя хозяина кастрируют собаку (этот прием ограничения численности собак-париев находит бурную поддержку зеленых и защитников животных), для эстетического удовольствия делают вычурную стрижку, купируют уши и хвост, ради успеха на ринге гасят природные инстинкты и т.д. На фоне этих примеров традиционной этики собаковода так ли уж однозначно подлежит осуждению применение фармакологических средств наращивания мускулатуры, успокоения или возбуждения пса психотропными препаратами, стимуляции роста, изменения пигментации и т.д.? Цель ведь та же — получение особи, восхищающей глаз и ум искушенного зрителя творческим достижением человека, оперирующего живой материей. Наиболее весомый аргумент в пользу запрета применения допингов в собаководстве это то, что фенотипическая маскировка осложняет выявление на выставке генетической базы. Основой этого тезиса является закон генетики: приобретенные признаки не наследуются. Учитывая роль выставочных достижений собаки в широте ее племенного использования, аргументация в пользу запрета всех фармакологических средств стимуляции и тонких физиологических приемов коррекции формирования у собаки ценимых признаков была бы почти бесспорна. Но если последовательно руководствоваться этим правилом, то тогда не следовало бы учитывать выставочные кондиции животного, качество стрижки или купировки хвоста и ушей, отсутствие из-за травм зубов, приобретенные недостатки и достоинства движений и т.д.! Размышления на эту тему подводят к тому, что назрело введение в кинологическую практику полного разделения «собачьих» соревнований на племенные выставки (ставящие сугубо генетические задачи и соответственно не учитывающие все приобретенные признаки) и выставки-шоу, на которых соревнуются собаки как таковые без учета их происхождения и прочих факторов. В этом случае на выставке-шоу соревнование, в отличие от племенной выставки будет идти по сиюминутным результатам комплексного творения селекционера, воспитателя, дизайнера, косметолога, хендлера и т.д. Путаница понятий, высветленная проблемой допингов, достаточно принципиальна: сегодня селекционеры-кинологи теряют ценный генетический материал из-за того, что какого-нибудь выдающегося щенка неправильно кормили, тренировали, готовили к выставке или ему не повезло и оказался сломан клык или порезано сухожилие. И напротив, посредственные в генетическом отношении экземпляры, попав в умелые руки, становятся лидерами рингов, выходят на простор племенной деятельности. Сегодня, когда научно обоснованного разделения правил племенных и шоу-выставок нет, аргументы противников применения приемов, которые можно считать допингами, существенны. Тем более кинологам и экспертам необходимы знания возможных приемов имитации генетических достоинств и признаков использования допинга, а задачей кинологического официоза является разработка норм объективной оценки генотипа собаки по ее фенотипу и рамок допустимых вмешательств. Ссылки на традиционность одних способов украшения собаки и повышения ее продуктивности и запретность считающихся новыми фармакологических приемов не верны. Тривиальные передозировки витаминов и микроэлементов, применение спецрационов для отдельных пород собак в принципе ничем радикально не отличаются от допинговых приемов коррекции внешности и работоспособности собаки. Результаты же селекции ущербных по отдельным генам пород (бедлингтоны с их наследственной патологией печени, обусловливающей синюшный цвет кожи; чау-чау с их генетически нарушенным липидным обменом и ожирением; карликовые той-породы с их наследственным дефицитом гормона роста; шарпеи, щенки которых не могут открыть глаза без помощи хирурга и др.) не превосходят нарушений здоровья собаки, вызываемых допингами. Фармакофизиологические приемы, приведенные в этой книге, строятся на понимании тонких деталей реального механизма, обеспечивающего тот или иной признак собаки. Многие из этих приемов могут считаться вполне адекватными, приемлемыми с точки зрения физиолога для конкретной породы и особи. Например, как будет показано ниже, только регуляция времени появления щенка на свет выбором продуктивной для вязки течки может существенно предопределить качества и успехи собаки на будущих выставках. Дело, конечно, не в «гороскопе» будущей собаки (табл. 1.1.). Просто подгадав со сроками рождения щенков, собаковод одновременно задает характер ультрафиолетовой инсоляции в определенный период формирования скелета собаки (а значит, и обеспеченность витамином D), длительность светового дня (а значит, степень активации гипофизарной продукции гормона роста в чувствительный к нему период), вероятность холодов и дождей (а значит, и условия для прогулок и возможность простуд) и т.д. Этот прием никак не может подпасть под запрет, но ведь по механизму это настоящее фармакофизиологическое регулирование качества вашей собаки! Таблица 1.1. Гороскоп собаки