Дрессировка отечественных волкодавов

ОХРАННАЯ СОБАКА СОПРОВОЖДЕНИЯ

ОХРАННАЯ СОБАКА СОПРОВОЖДЕНИЯ С ТОЧКИ ЗРЕНИЯ ЭТОЛОГИИ

Я глубоко убежден, что принципиальные ошибки, допускаемые дрессировщиками при подготовке охранных собак сопровождения, объясняются их недостаточным знакомством с законами этологии, в частности, ее положениями, касающимися инстинкта внутривидовой агрессии. У нас считается «дурным тоном» незнание перечня навыков по уже не существующим ОКД и ЗКС («Общий курс дрессировки» и «Защитно-караульная служба»). Однако незнание основных положений этологии приводит к значительно более серьезным методологическим ошибкам. Если иметь в виду сегодняшнее практическое отсутствие официально признанных отечественных курсов дрессировки собак, то не надо удивляться возникновению кошмарных «винегретов» из ЗКС, IPO (Международная система испытаний) и SchH (Защитная собака) под названием СК (которое у меня почему-то ассоциируется с сырокопченой колбасой) — специальный курс — в понимании некоторых наших дрессировщиков. Самое смешное, что подобные полупрофессионалы нередко являются инструкторами-методистами при кинологических клубах и не только разрабатывают соответствующие, с позволения сказать, «методические рекомендации», но и выдают соответствующие документы, которые являются не чем иным, как обыкновенной «липой». Давайте попробуем рассмотреть процесс подготовки телохранителя с точки зрения этологии. Эта наука называет всего четыре «великих инстинкта»: голод, любовь, страх и агрессию. Теперь давайте вспомним два самых распространенных термина, которыми пользуются дрессировщики при подготовке «защитных» элементов. Один из приемов называется «развитие злобы». В этом словосочетании смысла столько же, сколько в выражении «усиление любви». Дело крайне неблагодарное — пытаться «развить злобу». Этология утверждает, что инстинкт агрессии дается любому животному, в том числе и собаке, с рождения и «количественно» изменить его невозможно. Другое дело, если мы говорим о вызывании агрессии. Дрессировщики и «вепри» моделируют определенную ситуацию и вынуждают собаку проявить агрессию (физически проявить свою врожденную агрессивность), закрепляя это качество в данной конкретной ситуации положительным воздействием. Собака, обладающая достаточным агрессивным потенциалом, охотно «разряжается» при возникновении сходной с моделируемой ситуации (работа без команды) или при применении условного раздражителя-команды. Этот процесс имеет еще две положительные тенденции: во-первых, собака становится более дисциплинированной и не пытается «саморазряжаться» там, где этого делать нельзя. И во-вторых, объектом атаки для такой собаки никогда не станет член своей «стаи». Если же у собаки агрессивный потенциал недостаточен с рождения, то «развивать» его можно сколько угодно. Конечно, это очень выгодно в случае, если имеешь дело с состоятельным владельцем, но порядочные и работающие «на результат» дрессировщики хорошо знают цену таким «телохранителям». Это вовсе не значит, что с «добрыми» собаками не нужно работать: любую собаку можно подготовить до определенного уровня. Очень часто от собаки требуется всего лишь обнажить клыки и чуть податься вперед, чтобы пресечь назойливое приставание к хозяйке или грубое обращение к хозяину. Да и «доброта» собаки во многом может быть результатом постоянных запретов в процессе воспитания. Достаточно часто, разобравшись в правильных (скорректированных инструктором) требованиях хозяина-вожака и одержав несколько побед в схватках с «вепрями», ничем внешне не отличающимися от обычных людей, собака перестает быть «добренькой» и превращается в достаточно контактного, но уравновешенного и гордого зверя в самом хорошем смысле этого слова. Кроме того, не нужно путать доброту с трусостью или раболепием. Наш кавказец Варлай, будучи «телохранителем с зоной охраны», то есть активно-агрессивным по отношению к посторонним и малознакомым людям, для «своих» является огромным ласковым котом. Так какой же он на самом деле? С полной уверенностью могу утверждать лишь то, что его врожденный инстинкт агрессии точно сориентирован. При соблюдении определенных требований можно добиться и от «доброй» собаки так называемого агрессивного отношения к посторонним (мы говорим сейчас о собаке с низким зарядом агрессивности), но беда в том, что это будет уже не агрессивное, а злобно-трусливое животное — и такое состояние собаки является результатом срыва нервной системы. Теперь рассмотрим второй термин. Вопрос здесь сводится в конечном счете к взаимоотношению спортивной и пользовательной подготовок. Ну а термин этот звучит так: «рукав-добыча» — у зарубежных дрессировщиков и иногда (в понимании отечественных дрессировщиков) — «фигурант-добыча». Возьмем вариант первый — «рукав-добыча». Думается, не нужно теоретических доказательств, чтобы согласиться — человек в этом случае собаку не интересует. Иначе говоря, собака превращается в обычную «тряпичницу». И пускай никого не вводят в заблуждение два рукава, надетые на фигуранта. Да, собака оставляет первый сброшенный рукав, но ради чего? Ради точно такого же рукава. А вот что будет, если сбросить и второй рукав? Это было бы действительно интересно! Будет ли работать подготовленная по этой схеме собака в реальной ситуации? Предлагаю ответить на этот вопрос самим читателям. К великому сожалению, этим недостатком отмечены не только спортивные схемы, но и наш отечественный курс ЗКС. Для того чтобы хоть как-то сгладить этот очевидный недостаток, авторы ряда методик предлагают своеобразную адаптацию спортивных собак к условиям реальной жизни. В этом случае говорится об изменении установки «рукав-добыча» на «человек-добыча». Все бы хорошо, но в такой теоретической предпосылке и кроется серьезная ошибка, сводящая на нет всю подготовку собаки. Дело в том, что, с точки зрения этологии, человек не может быть для собаки добычей, за исключением аномальных случаев, вызванных особыми условиями. Если мы будем отталкиваться от положения о том, что собака воспринимает людей как членов своей или чужой стаи, то мы неизбежно вынуждены будем признать, что собаки не едят себе подобных, а стало быть, ни о какой добыче в нашем случае речь идти не может. Рукав, надетый на фигуранта, может быть добычей в том смысле, что собака стремится им завладеть, как, например, заброшенной хозяином палкой, на которую претендует другая собака. Показательно, что в случае с палкой кобель с сильно развитым апортированным рефлексом может атаковать даже суку, что, с точки зрения этологии, является аномалией. Но каким образом собака может «завладеть» человеком? Как видим, даже в такой интерпретации человека нельзя называть добычей. Существует неоспоримое доказательство некорректности выражения «человек-добыча». Если бы даже мы приняли утверждение, что человек может являться для собаки добычей, как верное, мы бы вынуждены были признать, что в этом случае собакой должен управлять инстинкт голода, а не агрессии. По остроумному замечанию Конрада Лоренца, хищник к своей жертве испытывает такую же агрессию, как человек к жареному гусю. Для человека, видевшего волчью охоту, последнее утверждение не вызывает сомнения. Конечно, если жертва является в то же время и сильным соперником, то может произойти серьезная схватка, базирующаяся на инстинкте голода. Такие случаи крайне редки, так как тот же волк — хищник хищников — сопротивляющуюся жертву предпочитает оставить в покое (за исключением опять-таки особых случаев). Тем же, кто серьезно продолжает отстаивать положение «человек-добыча», я рекомендую всегда держать перед глазами кошку, играющую со своей «добычей» — мышкой. Разве к таким поведенческим характеристикам вы стремитесь? Все же давайте сформулируем, что такое собака сопровождения с точки зрения этологии и какие теоретические положения нужно иметь в виду при разработке курса телохранителя и проведении занятий. 1. Агрессивность собаки есть врожденный инстинкт, причем инстинкт полезный и необходимый для нормального существования любого вида в природе. 2. Жесткое подавление агрессии собаки, направленной на «чужого», насилие над ее сущностью неизбежно приводит к психической нестабильности животного. 3. Агрессия, агрессивные действия есть физическое проявление врожденного инстинкта агрессии (агрессивности), в той или иной степени свойственного абсолютно всем живым существам. 4. Человек-злоумышленник (фигурант-хэлпер) должен являться для собаки-телохранителя объектом атаки, соперником, врагом, но ни в коем случае не добычей. 5. Агрессивность «нормальных» собак регулируется жесткими внутривидовыми табу, не позволяющими убивать или калечить соперника, принявшего позу покорности, и социальными комплексами, не позволяющими, например, кобелю атаковать суку или молодое животное. 6. При работе с так называемыми бойцовыми породами нужно всегда иметь в виду особенности их психики, закрепить которые как раз и стремились селекционеры-разведенцы, создавшие эти породы: направленность на убийство и отсутствие табу и социальных комплексов. КАКУЮ СОБАКУ МОЖНО СЧИТАТЬ ОХРАННОЙ?